Святая русь

Русь Святая храни веру православную!

 

   Вне Церкви и без Церкви невозможна христианская жизнь. Только в Церкви может жить, развиваться и спасаться человек, как и во всяком организме отдельные члены никогда не растут и не развиваются отдельно друг от друга, а всегда только в неразрывной связи со всем организмом. Без Церкви нет христианства; остается только христианское учение, которое само собой не может “обновити падшаго Адама”… Жизнь духовная может быть только при органической связи со Вселенской Церковью; порвется эта связь – непременно иссякнет и жизнь христианская.

Священномученик Иларион (Троицкий), архиеп. Верейский, Петроградский († 1929)

 

    Трудами русских святых созидалась, оборонялась и разрасталась Святая Русь, и крепость ее становилась необоримой. 28 декабря 1480 года Москва колокольным звоном встречала возвращающиеся с Угры войска Ивана III Васильевича. «Стоянием на Угре» завершилось татаро-монгольское иго, начиналось собирание Руси.

На этом пути опасности подстерегали молодое, быстрорастущее Московское государство, как извне, так и изнутри. И едва ли не самой страшной из них была появившаяся тогда в Новгороде ересь жидовствующих, зародившаяся в 1470 году. В Новгород прибыл тогда из Киева ученый иудей Схария — «дьяволов сосуд и изучен всякого злодейства изобретению». Считается, что от него и начала распространяться учение, представляющее смесь тайного иудаизма, астрологии и черной магии. Отрицая основные православные догматы, приверженцы ереси стремились проникнуть в структуры Православной Церкви, чтобы разрушить Русскую Церковь изнутри.

С появлением в Москве новгородских священников Дениса и Алексия, определенных в 1480 году в кремлевские церкви Успения и Михаила Архангела, ересь начинает распространяться среди высшего московского общества. В принадлежности к этой ереси был заподозрен даже венчанный на Московское царство внук Ивана III Васильевича — Дмитрий Иоаннович.

Тревогу поднял в 1485 году Новгородский архиепископ Геннадий Чудновский, открывший ересь. Однако митрополит Геронтий не пожелал «докучать» этим известием Ивану III Васильевичу, и Геннадий обратился за помощью в борьбе с ересью к Иосифу Волоцкому (Волоколамскому). Борьба развернулась не шуточная. Сторонникам ереси жидовствующих удалось поставить во главе Русской Православной Церкви своего человека — митрополита Зосиму, который сразу же воздвиг гонения на преподобного Геннадия Новгородского.

Борьба оказалась невероятно трудной и весьма опасной, и только через семнадцать лет после «открытия ереси» обозначился успех. В 1502 году Елена Волошанка была обвинена в сочувствии ереси и заточена в тюрьму. Вместе с нею подвергся опале и ее венчанный на Московское царство сын Дмитрий. Окончательную победу в борьбе с ересью закрепил Собор 1503 года и «Просветитель» Иосифа Волоцкого, изобличивший ересь жидовствующих.

Так и была преодолена эта страшная опасность. Поэтому и говорим мы, что конец пятнадцатого века — это не только годы ратных подвигов замечательного русского полководца Даниила Щени, не только законотворческая деятельность дьяка Владимира Гусева, составившего первый русский «Судебник», но еще и годы духовной брани русских святых. Поражает, как сравнительно легко, их трудами и молитвами была отведена на этот раз от Православной Руси страшная беда…

    Живущие сейчас, мы еще не до конца очнулись от сна атеистического равнодушия и не всегда ясно понимаем значение этих святынь для нашей страны. В отличие от нас, враги России и сейчас, и в те далекие годы совершенно отчетливо понимали, с чем они борются.

Мы уже говорили о ереси жидовствующих, поразившей нашу страну в конце XV — начале XVI веков. Ересь очень легко проникла в Москву, начала распространяться по Волге, но на север, находящийся в непосредственном ведении Новгородской епархии, не пошла. Неприступными крепостями оказались для нее монастыри, воздвигнутые святым Александром Свирским и его учениками… И этим тоже объясняется та злобная целеустремленность, с которой разрушали свирские обители в конце XVI — начале XVII веков шведы, немцы и поляки. Они стремились стереть до основания храмы и монастыри Присвирья, словно это были не пустыни удалившихся от мира иноков, а стратегические объекты, военные сооружения.

     Только почему же — «словно»?

Монастыри и храмы, действительно, были той линией, по которой проходила оборона Православной Руси. И для того и затаптывали иноплеменники светильники, возженные здесь русскими святыми, чтобы снова захлестнула край безразличная ко всему тьма.

Мы читаем у митрополита Макария в «Истории русской церкви»:

«Введенский монастырь на реке Ояти, который в 1581 году совершенно выжгли «немецкие люди», так что шесть человек братии жили за монастырем в пустоши на острову»…

«Ильинский по Ояти, в котором все 16 келий были оставлены старцами по случаю набега тех же немецких людей»…

«Андрусов Николаевский, или Андреева новая пустынь, на берегу Ладожского озера… выжженный немцами»…

«Вознесенский на реке Свири с 20 кельями, которые все пожгли немецкие люди»…

«Николаевский по реке Шуе, в котором и церкви и все десять келий пожгли немецкие люди»…

    

Скорбен этот список.

Разорен Александро-Свирский монастырь и Задне-Никифоровская пустынь. Часть иноков убита, имущество разграблено, церкви сожжены…

Повторим, что все это было попущено Божиим Промыслом.

И одолеть напасть тоже удалось с Божией помощью.

    О чуде Казанской иконы Божией Матери мы уже сказали.

Не менее знаменательная история связана с Чудотворной Тихвинской иконой Божией Матери в 1613 году.

Когда монахи затворили ворота перед шведами, командующий шведским войском Делагарди пришел в ярость и приказал сравнять святую обитель с землей.

Шведы пошли на приступ, а молодые иноки вместе с ратниками бились со шведами на стенах, пожилые же монахи молились в храме перед Чудотворной иконой.

И был глас повелевший пронести Икону по стенам монастыря.

    — И узрите милость Божию!

Паника, которая началась в шведской армии, когда с молебным пением понесли Икону по стенам, никакому рационалистическому объяснению не поддается.

Смущенный страхом, обуявшим его войско, Делагарди дважды еще пытался помериться силою с Божией Матерью.

Третья такая попытка кончилась для шведов совсем печально. Как рассказывали потом пленные, они увидели бесчисленное войско, окружающее их со всех сторон, и бросились бежать, давя друг друга. Все окрестности монастыря были усеяны брошенным шведами оружием…

Схожая история, хотя и меньшего масштаба, произошла и по другую сторону Свири в деревне Торос-озеро в 28 верстах от Олонца.

Когда к деревне подошел шведский отряд, жители спрятали в часовне Николая Чудотворца имущество и укрылись в лесу.

Шведы, заметив часовню, решили посмотреть что там, но проникнуть внутрь не смогли. Когда один из шведов ударил топором в дверь, чтобы сделать отверстие и заглянуть внутрь — тут же ослеп. Так же ослепли и другие.

Чудотворный образ Святителя Николая бережно сохранялся жителями Торос-озера еще в начале нашего века. Считалось, что он помогает при болезни зубов и глаз…

Подобным историям и преданиям, связанным с польско-шведским нашествием, несть числа. В памяти стирается порою и названия монастырей, а чудесные рассказы о польской шайке, завязнувшей в болотах под стенами его, сохраняется до наших дней. Забываются названия обителей, но не уничтожим свет, который несли с собою святые отшельники. И значит и сами они не ушли из нашей земной жизни со своей кончиной…

Сам преподобный Александр Свирский, устроив свою обитель, 30 августа 1533 года, завершил земной путь на 85-ом году жизни. Его погребли в Отходной пустыни возле Преображенской церкви, по правую сторону от алтаря. Лицо преподобного, когда его отпевали, не было похоже на лицо умершего человека — оно светилось, как и при жизни…

    Подлинным торжеством православия стало первое обретение мощей преподобного Александра Свирского в апреле 1641 года. Согласно царскому повелению, иноки разбирали ветхую церковь над гробницей святого, чтобы поставить на этом месте новую, каменную.

«15 Апреля, в четверг Вербной недели вечером, сделался необыкновенный гром и молния. Молния падала на землю и не исчезала вдруг, как обыкновенно бывает, а падала на землю и осиявала на долгое время. Тоже самое явление повторилось и в Пятницу вечером. А 17 Апреля, — в Субботу Праведного Лазаря, друга Божия, во время Божественной Литургии, рабочие на месте бывшей церкви копали ров, для стен новой каменной — Благолепного Преображения Господа нашего Иисуса Христа — церкви с двумя приделами: по правую сторону во имя Святителя Христова Николая Чудотворца и по левую во имя Преподобного Отца нашего Александра Чудотворца. Когда начали копать ров для передней стены, на восточной стороне храма, где было престольное место прежней деревянной церкви, обрели гроб. Земля над ним стояла в виде пещеры, ничем не поддерживаемая. В это время случилось мимо их проходить священноиноку Елисею, который, увидев, что земля на подобие пещеры стояла над гробом, ничем не поддерживаемая, — оградил себя крестным знамением и, весьма осторожно открыв немного верхнюю доску гроба, увидел во гробе целое, нисколько не поврежденное тело, а также и одежды целы и нетленны, пришел в великий страх.

Игумен в то время служил Божественную Литургию. Причастив братию Божественных Тайн Тела и Крови Христовых, он отправился сам посмотреть на чудесное явление. Он, сойдя со священноиноками в ров, снял верхнюю доску с гроба, и повсюду разлилось сильное благоухание от мощей Преподобного, так что все место то исполнилось благовония, каждения же в то время не было, и увидели все лежащее тело Преподобного Отца Александра, цело и ничем невредимо, в мантии и схиме по чину повитое, и аналав на нем весь цел, из-под схимы виднелась часть бороды; обе ноги лежали, как у недавно скончавшегося, правая ступнею вверх, а левая обращена ступнею в сторону, по чину обе обуты в сандалии. По телу его, подобно некоторым растущим цветам, разошлось благовонное миро, и излилось как вода. Видя это, все бывшие там исполнились ужаса и радости и прославили Всемогущего Бога Прославляющего Святых Своих.

И приказал Игумен принести новый гроб, (так как старый весь иструхнул) и облачившись вместе с иеромонахами в священные одежды, положили честные мощи Преподобного в новый гроб, при пении псалмов, и на плечах своих принесли в храм великого Святителя Божия Николая, находящийся там же, в отходной пустыне Преподобного. И было много исцелений от различных болезней с верою приходящим ко святым мощам Преподобного Александра».

    Конец XIV — начало XV веков вообще счастливое время в истории русского православия. Кажется, совсем близко приблизилась тогда Святая Русь к «весям небесным».

Когда всматриваешься в дни земной жизни наших русских святых, ясно видишь, что они были лучшими людьми своего времени. Лучшими и по уму, и по талантам, и по мужественности своей. Но все эти, столь высоко почитаемые в миру свойства и дарования наши святые считали несущественными и незначащими. Главным для них было смиренномудрие, молитвенность, покорность воле Божией, служение Господу.

И Церковь наша, когда прославляет своих святых, руководствуется отнюдь не их земными заслугами, как бы велики они не были, а их заслугами перед Богом.

Преподобный Александр Свирский — столп Русского православия. Среди его учеников — преподобные и преподобномученики…

   Геннадий и Никифор Важеозерские, Адриан Андрусовский (Андрей Завалишин), Афанасий Сяндебский, Корнилий Паданский, Ферапонт Вознесенский, Иоасаф Машеозерский, Кассиан Соломенский, Макарий Оредежский. Иона Яшеозерский — все они начинали свой Путь в обители Александра Свирского под его мудрым наставничеством. Все они основали потом свои обители, озарив дивным светом православия глухие пространства между Ладогой и Онегой по обоим берегам Свири.

И тут уже не возникает ошибок, связанных с политическими симпатиями, с сиюминутной конъюнктурой. Не истлевают тела угодников Божиих, нетленными обретает Церковь их святые мощи. С тех пор Александро-Свирский монастырь обретает все большую известность, превращаясь в важный духовный центр России. Сама обитель, как мы и говорили уже, составилась из двух отдельных монастырей — Троицкого и Преображенского, отстоящих друг от друга на расстоянии 130 саженей.

В XIX веке в Александро-Свирском монастыре закончил свою земную жизнь схимонах Феодор, ученик святого Паисия Величковского. Считается, что старец Феодор и святой Лев Оптинский, тоже пять лет подвизавшийся в Александро-Свирском монастыре, стоят у истоков возрождения на Руси старчества.

Здесь, в Свято-Троицкой обители, проходил послушничество и святитель Игнатий Брянчанинов, епископ Ставропольский.

Самые большие торжества проходили в монастыре на Троицу и Духов день. Просторный Свято-Троицкий храм в эти дни не вмещал всех богомольцев. Многим приходилось довольствоваться службами в других монастырских церквях. По окончанию всенощной совершался молебен перед мощами Александра Свирского в Преображенском монастыре, после чего мощи Преподобного из раки, в которой постоянно находятся, перекладывались в другую, пожертвованную Благоверным Царем Михаилом Федоровичем, и выставлялись на средине храма для поклонения всех прибывших на праздник.

Утром с 4-х до 8 часов в разных монастырских церквях совершалось три ранние литургии, а в 8 часов звонили уже к поздней, перед началом которой настоятель монастыря в сослужении десяти священников и иеромонахов и четырех диаконов, снова совершали молебное пение преподобному Александру… После этого нетленно почивающие мощи святого выносились из церкви. Начиналось торжественное шествие крестного хода.

  — Преподобно Отче Александре, моли Бога о нас! — пели тысячи голосов.

Мы не знаем наверняка, известно ли было большевикам, пришедшим в 1917 году к власти, что преподобный Александр Свирский — единственный православный святой, которому так же, как праотцу Аврааму, являлась Святая Троица. Но это и не важно. Тем силам Тьмы, чью волю исполняли большевики в растоптанной России, этот факт жития святого был, безусловно, известен. Поэтому-то сатанинскую компанию по ликвидации, фальсификации и дискредитации русских святых, развязанную большевиками в 1918 году, и решено было начать именно с мощей Александра Свирского. В Олонецкой ЧК не замедлили с исполнением приказа. 29 сентября 1918 года чекисты вызвали в Олонец настоятеля монастыря архимандрита Евгения, казначея иеромонаха Варсонофия, гостинника иеромонаха Исайю, и арестовали их. Ну, а в Александро-Свирский монастырь тем временем отправился отряд чекистов под командой Августа Вагнера.

Братия монастыря пыталась противодействовать надругательству над святыми мощами, но чекисты не церемонились. 30 сентября 1918 года монастырь был ограблен, а рака с мощами преподобного Александра Свирского вскрыта. Это было первое вскрытие большевиками святых мощей… Сохранность тела преподобного, завершившего земной путь четыре столетия назад, настолько изумила Августа Вагнера, что он не придумал ничего лучше того, чтобы назвать святые мощи «восковой куклой». И хотя это противоречило очевидности, именно так и именовал мощи Вагнер в своем отчете. Тем ни менее он не решился выставить их, как полагалось по инструкции, «для разоблачения поповского обмана», а поспешил перевезти в Лодейное Поле. Здесь в глубокой тайне, под строжайшей охраной мощи были спрятаны в больничной часовне.

Точно не известно, когда были расстреляны арестованные чекистами иноки. Возможно, что расстрел архимандрита Евгения, иеромонахов Варсонофия и Исайи, а так же студента Казанской Духовной Академии священника Алексея Перова и секретаря местного комитета деревенской бедноты Василия Ствальбовского — этих «элементов злого пошиба», как изволил именовать их палач Вагнер, был произведен в ночь с 29 на 30 октября 1918 года. А возможно это случилось 5 ноября 1918 года — в тот самый день, на который и было назначено уничтожение великой русской святыни — мощей преподобного.

Господь, однако, не попустил этого…

Попутно отметим, что поход на Александро-Свирский монастырь завершился для чекиста Августа Вагнера весьма печально.

Осквернение мощей преподобного и ограбление монастыря вызвало сильнейший резонанс по всей России… Святитель патриарх Тихон обратился в Совнарком и ВЦИК с протестом. От Олонецкой ЧК затребовали разъяснения. Начальник Олонецкой ЧК ответил, что считает «все свои действия и распоряжения вполне обоснованными, верными в смысле беспощадной борьбы с врагами коммунистических идей и социалистической мысли».

Очевидно, что подобное разъяснение вполне удовлетворяло большевистское руководство в Москве, но в ходе переписки выяснилась пикантная подробность. Август Вагнер оказался не только кровожадным борцом за коммунистическую идею и социалистическую мысль, но еще и весьма нечистым на руку человеком. Он изъял из монастыря сорок пудов серебряных изделий, а в Москву сдал только девять. Остальное серебро — тридцать один пуд! — было якобы передано им «в комитет бедноты Александро-Свирской слободы для распространения между нуждающимися».

Провести кремлевскую верхушку таким разъяснением, разумеется, не удалось.

Началось специальное расследование…

Одновременно с поиском украденного серебра, решено было проверить, какую это «восковую куклу» изъял в монастыре вороватый чекист Вагнер. 19 декабря 1918 года Президиум исполкома Северной области поручил «Комиссариату здравоохранения создать врачебную комиссию со специалистом химиком для исследования мощей». Комиссия была создана и она установила, что мощи – не «восковая кукла и не скелет в тапочках», а нетленная человеческая плоть.

После этого местные власти вынуждены были передать решение судьбы мощей преподобного Александра Свирского на усмотрение Центра. Пытаясь соблюсти видимость законности, чекисты запросили ученых специалистов, являются ли останки преподобного — исторической реликвией или же местные товарищи могут поступить с ними по своему усмотрению. Запрос попал к академику Петру Петровичу Покрышкину, который ответил: «Признавая мощи прп. Александра Свирского безусловно исторической реликвией, местонахождение которой должно быть в Храме, просим принять меры по охранению этой народной исторической ценности» (Как сообщается в книге «Святой преподобный Александр Свирский» (М. «Паломник», 2003), академик П.П. Покрышкин вскоре ушел «в один из нижегородских монастырей, прислав оттуда письмо, в котором сообщает, что отказывается от всех научных званий и почестей»).

Кажется, это было последнее известие о мощах преподобного, далее след их теряется в пучине лжи и умолчаний.

28 июля 1998 года в Санкт-Петербурге произошло знаменательное в истории Русской Православной Церкви событие. Здесь были обретены мощи великого русского святого преподобного Александра Свирского. Событие это знаменательно и тем, что именно с вскрытия раки преподобного Александра Свирского началась в 1918 году затеянная большевиками сатанинская компания по ликвидации, фальсификации и дискредитации русских православных святынь. В ходе ее были вскрыты и вывезены из церквей и монастырей шестьдесят три раки со святыми мощами.

Милостью Божией все они обретены сейчас Русской православной церковью вновь. И воистину великий мистический смысл скрыт в том, что последними обретены мощи преподобного Александра Свирского, утраченные нашей церковью в самом начале — ровно восемьдесят лет назад. Не означает ли это, что соборными молитвами Русской православной церкви Благодать Господня снова возвращается в многострадальную Россию?

    Чудо, великое чудо свершилось в эти дни в Санкт-Петербурге.

   465 лет спустя после своей кончины, снова вернулся к нам, грешным, великий святой…

И возвращение его было подобно свету, рассеивающему злые, сгустившиеся над нашей Родиной тучи…

И случайно ли, что именно в те дни, когда, вопреки советам и пожеланиям епископата Русской Православной Церкви, в Петропавловской крепости происходило ритуальное захоронение останков, объявленных останками царственных мучеников, здесь же, в Санкт-Петербурге, произошло великое чудо явление мощей преподобного Александра Свирского…

Когда в рентгенологическом кабинете Судебно-медицинской экспертной службы совершали молебен после завершения исследований по поводу идентификации мощей, началось мироточение, сопровождающееся сильным благоуханием.

  «Все присутствующие были свидетелями этого чудесного проявления…» — говорится в рапорте игумена Свято-Троицкого Александро-Свирского монастыря отца Лукиана, поданном митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру.

     «Слава Богу за то великое милосердие и любовь к Святой Православной Церкви и к России…» — начертал на рапорте Владыка.

Засвидетельствовать чудесное благоухание, разливающееся от святых мощей преподобного Александра Свирского, могут и многочисленные петербуржцы, посетившие в эти дни храм Святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии на проспекте Стачек, где временно, до перенесения в монастырь, покоятся мощи.

«Ублажаем тя, преподобный отче наш Александре, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов!» — как и триста лет назад, звучит здесь многоголосый, «едиными усты» поемый тропарь.

Молитва

   О священная ангеле земный и человече небесный, преподбне и богоносне отче наш Александре, изрядный угодниче Пресвятыя и Единосущныя Троицы, являй многия милости живущим во святей обители твоей и всем, с верою и любовию притекающим к тебе! Испроси нам вся благопотребная к житию сему временному, и нужная к вечному спасению нашему. Пособствуй предстательством твоим, угодниче Божий, пред Господем на враги видимыя и невидимыя. Верных рабов Его, в скорби ипечали день и нощь вопиющих к Нему, многоболёзненный вопль да услышит и да изведет от погибели живот наш. Да в мире глубоце пребудет святая Православная Церковь Христова, и в благостроении зиждется отечество наше, во всяком благочестии нерушимо. Буди всем нам, чудотворче святый, а помощник скорый во всякой скорби и обстоянии. Наипаче же в час кончины нашея явися нам заступник благосёрдый, да не предани будем на мытарствех воздушных власти злобнаго миродержца, но да сподобимся непреткновеннаго восхода в Царствие Небесное. 

   Ей, отче, молитвенниче наш присный! Не посрами упования нашего, не презри смиренная моления наша, и предстательствуй за нас пред престолом Живоначальныя Троицы, да сподобимся вкупе с тобою и со всеми святыми, мы недостойнии, в селениих райских славити величие, благодать и милость Единаго в Троице Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь. 

Молитва иная

   О преподобне и богоносне отче наш Александре! Испроси нам вся к житию сему временному благопотребная, паче же к вечному спасению нашему нужная. Буди нам, рабам Божиим (имена), чудотворче святый, во всякой скорби и обстоянии скорый помощник. Наипаче же в час кончины нашея явися нам заступник благосердый, да не предани будем на мытарствах воздушных власти злобнаго миродержца, но да сподобимся непреткновеннаго восхода во Царствие Небесное. Ей, отче, молитвенниче наш присный! Не посрами упования нашего, не презри смиренных молений наших, но присно о нас пред престолом Живоначальныя Троицы предстательствуй, да сподобимся вкупе с тобою и со всеми святыми, аще и недостойни есмы, в селениих райских славити величие, благодать и милость Единаго в Троице Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.

Молитва преп. Александра Свирского, читаемая в обители у мощей.

   О Преподобне и Богоносне Отче наш Александре! Смиренно припадающе к раце честных твоих мощей, молим тя прилежно, воздвигни руце твои о нас грешных ко Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии, яко да помянет древния милости Своя, имиже обещалася неотступна быти от обители твоея; и подаст нам силу и крепость на врагов душевных, отводящих нас от пути спасительнаго, да явльшеся оных победители, в день Страшнаго суда услышим от тебе похвальный оный глас: Се аз и дети яже дал ми еси Боже! и победный венец от победителя врагов Христа, Сына Божия восприимем, и наследие вечных благ купно с тобою получим; воспевающе Пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, и твое милостивое предстательство и заступление, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Источник: -книга «Тайны и загадки мощей чудотворца Александра Свирского»

                                                                         (Даниловский Благовестник)

— книга «Преподобный Александр Свирский и его ученики»

— pravmir.ru

— svirskoe.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели